«За одну поездку вокруг станции я дозу набрал такую, какую за 35 лет работы на атомных станциях»: чернобыльцы Бердска вспоминают, как защитили народ и страну

«За одну поездку вокруг станции я дозу набрал такую, какую за 35 лет работы на атомных станциях»: чернобыльцы Бердска вспоминают, как защитили народ и страну

26 апреля исполняется 34 года самой страшной техногенной катастрофы в истории человечества – аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Тысячи человеческих жизней унесла та трагедия. Ее страшные отголоски доносятся до нас и по сей день. Как живут сейчас ликвидаторы последствий катастрофы?

 

В 1 час 23 минуты ночи 26 апреля 1986 года в четвертом блоке Чернобыльской атомной электростанции происходит взрыв. Начинается самая крупная техногенная катастрофа за всю историю человечества. Тысячи людей были привлечены к ликвидации последствий аварии. Одним из первых был и Геннадий Гришманов, работавший тогда старшим инженером-инспектором по ядерной безопасности на Южно-Украинской АЭС.

 

Геннадий Гришманов, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«За одну поездку вокруг станции я дозу набрал такую, какую за 35 лет работы на атомных станциях. Это очень много, но тем не менее люди работали, причем пришлось работать в особой зоне, на самой станции, где дозы были страшные».

 

Спустя более трех десятков лет ликвидаторы той страшной аварии, живущие в Бердске, иногда собираются вместе. Вспоминают ли они те дни?

 

Геннадий Гришманов, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Вспоминать не хочется. Потому, что не только торжественное какие-то случаи. Приятного мало. Не все осознавали, что рискуют жизнью. Поэтому молча».

 

В 1986 году нынешний председатель Бердской городской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» служил командиром вертолетного звена в Афганистане. Весть о страшной трагедии он услышал по радио. Военного летчика, как и многих других, страна направила на ликвидацию последствий аварии.

 

Рахим Инамов, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Эта катастрофа, которая произошла в Чернобыле, в мировом масштабе не было никакого примера. Не было подобной катастрофы. Никто не знал, как от нее защититься. Радиацию не видно и не слышно. Только во рту чувствуется металлический привкус, постоянный кашель. И только в конце рабочего дня, если немного перебрал радиации, начинается головокружение и тошнота. Вот единственная причина».

 

Радиация – это коварный враг, она убивает не мгновенно, а постепенно, но были и люди, которые получили такую дозу радиации, от которой погибли в первый же день.

 

Рахим Инамов, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Никто не знает, где больше уровень радиации, а где меньше. Потому что ее не видно в воздухе, и у нас не было таких приборов, которые бы сразу показывали уровень радиации в воздухе. На земле да, вот он был начальником смены по радиационному контролю. У него был прибор, которым он мерил, а в воздухе у нас не было».

 

В числе первых на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской атомной станции был направлен и еще один вертолетчик. В задачу Виктора Погудина входило проведение замеров радиации в воздухе вокруг реактора. В один из дней он перевозил специалистов академии ядерной физики из Ленинграда, которые выполняли спектральный анализ. Тогда обратил внимание на некоторые странности.

 

Виктор Погудин, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Мы висели на высоте 100 метров над реактором где-то 10 минут. И в это время часы не работали. Можно было четко время засекать. И у нас был прибор на вертолете, которым можно было радиацию замерять. Он фиксировал всплески радиации до 2,5 тысяч рентген. Радиация – очень опасная штука. Ее не видишь, не слышишь. А она о себе дает знать. И каждый раз, когда мы пролетали над реактором и возвращались, у нас у каждого что-то болело. У одного голова, у другого грудь, третьего подташнивало. И такой металлический привкус».

 

Геннадий Гришманов участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Тот реактор, который там развалился, стоил сотни Хиросим и Нагасаки вместе взятых. Если в Японии погибло 300 тысяч человек, то нам суждено было это все выдержать и усмирить».

 

На сегодняшний день в Бердске проживают 57 участников ликвидации последствий трагедии. С каждым годом редеют их ряды. Именно поэтому Бердской городской общественной организацией инвалидов «Союз Чернобыль» было решено на месте нынешнего мемориала создать памятник ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС. Его планируют изготовить в виде колокола, звон которого будет напоминать о той страшной трагедии. В центре будут расположены скульптуры женщин с детьми на руках, как символ продолжения жизни.

 

Рахим Инамов, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«В честь этих ребят мы обязаны построить этот памятник. Для того чтобы его построить, у нас уже проект есть. Он будет выглядеть вот так».

 

Они не считают себя героями. Говорят, просто выполняли свой долг.

 

Рахим Инамов участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: 

«Мы присягу принимали. Защитить свое государство, свой народ. Вот мы и сделали все, что могли. А то как мы это сделали, оценку мы сами себе давать не можем. Пусть дает народ. И потомки».

 

 

Возможно, Вам будет интересно:

·        1045 продуктовых наборов получат бердские пенсионеры в рамках Всероссийской акции «Мы вместе»

·        Начался спил деревьев в центральном парке Бердска

·        Малолетние узники фашистских концлагерей: семья Антиповых из Бердска (архив)

 

 

Присоединяйтесь к нам: в Одноклассниках, в ВКонтакте, в Facebook, в Мой Мир

© НОВОСТИ ТВК 

Для нас важно знать ваше мнение. Оставьте свой комментарий.

 

24.04.2020 / Автор: Ирина Стафиевских

Вернуться к списку

Система Orphus
Нашли ошибку?

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Имя

Ваш е-mail (не публикуется)

Текст комментария



Система Orphus
Яндекс.Метрика