Памятник военного времени под открытым небом. Какую тайну хранит бердский лес?

Памятник военного времени под открытым небом. Какую тайну хранит бердский лес?

В преддверии празднования Дня города корреспонденты ТВК в серии мини-очерков расскажут о некоторых страницах истории Бердска. Сегодня речь пойдет о землянках, в которых жили военные в Великую Отечественную. В страшные сороковые годы Бердск называли «кузницей» военных кадров. И неспроста. В нашем городе располагались несколько запасных стрелковых полков, в которых готовили призывников к отправке на фронт. Наш лес стал безмолвным свидетелем и, пожалуй, памятником того времени.

 

«Бьется в тесной печурке огонь

На поленьях смола как слеза

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза…»

«В землянке», стихи Алексея Суркова, музыка Константина Листова.

 

В годы Великой Отечественной войны наш город располагался на месте Обского водохранилища. Сегодня горожане называют тот затопленный город – старый Бердск. А вот рядом, в этом лесу, в сороковые готовили бойцов-резервистов. Землянки и окопы протянулись на несколько километров – от нынешнего БЭМЗа до Красного Сокола. Здесь базировалось несколько запасных учебных стрелковых полков.

 

Татьяна Тархова и Алексей Обрезков, ученики школы №8 г. Бердска: 

«Солдаты в бердском лесу жили в холодных землянках. Но не срубили ни одного дерева. Лес считался неприкосновенным. В землянках жили по пятьсот человек на трёхъярусных нарах. Портянки сушили своим телом, подкладывая под простыню. Землянки были огромные метров сорок в длину и двадцать в ширину, а высотой метра три. В них – комната, умывальня, узкие окошки. На стрельбища ходили под духовой оркестр – к Гуменке».

 

Борис Шарапенков, будучи мальчишкой, часто бегал в резервные полки. Там работал писарем его отец, а мать в офицерской столовой. Вот таких землянок были десятки в бердском сосновом лесу.

 

Полки 21й, 22, 24, 373, полк НКВД – готовили минометчиков, автоматчиков и пулемётчиков. 288ой по некоторым архивным документам – готовил лыжные батальоны. Бойцы постигали азы ратного мастерства несколько месяцев.

 

Иван Семенюк, ветеран ВОВ: 

«В старом Бердске – 65 запасная саперная рота. И мы занимались вот в районе где сейчас БЭМЗ и СНТ «Радист». Кстати, у нас там дача. А в 43-ем я там копал окопы, а потом дали дачу и пришлось закапывать».

 

Закопали, конечно, не все. В лесу и сегодня можно обнаружить окопы и ямы от землянок.

 

Юрий Шпедт, старожил г. Бердска: 

«О чем говорил Суворов – «Тяжело в учении, легко в бою». Вот это тяжело происходило здесь». «Была улица, все выходы сюда. Заросли вон уже такими березами. Ну вот прошло сколько лет со дня окончания войны. А следы вот здесь остались – они и являются памятником». «Далее вот туда есть огромные копониры, где могла рота жить или мастерская какая-то. А вот это по своей догадке называю – землянки командирские. Здесь жили офицеры. Время это, которое описал великий писатель Виктор Петрович Астафьев. Он здесь своим потом прошел подготовку, в этом учебном полку 21-ом и отсюда был призван на фронт».

 

Виктор Астафьев – всемирно известный сибирский писатель, его еще при жизни признали классиком. В романе «Прокляты и убиты» автор описал службу в конце 1942 года в лагере 21-ого резервного полка. Более того, это место писатель назвал «чертовой ямой». Его книга о военном времени вовсе не геройском. Если верить роману, солдаты на бердской земле проходили все круги ада: новобранцы терпели голод, болезни, издевательства, физические и душевные страдания.

 

Пожалуй, самая трагическая сцена в романе – это показательный расстрел двоих братьев-близнецов Сергея и Еремея Снегиревых, которые от голода ушли в самоволку на несколько дней в деревню к матери. Набрали еды и вернулись в часть.

 

Галина Лузан, руководитель школьного музея, учитель русского языка и литературы школы № 8: 

«Вернулись, конечно, счастливые с запасами – с калачами, с кружками молока, но расстрел состоялся. Он был показательный. Выставили всю вторую роту, где служили эти братья и расстреляли, чтобы это был урок за самоволку. Один из героев старообрядец произносит слова, которые ложатся в основу данного произведения, а они, возможно, из библии старообрядческой».

 

Рядовой старообрядец вспоминает свою бабку, которая сказывала: «Что все, кто сеет на земле смуту, воины и братоубийства – будут Богом прокляты и убиты». Эти кадры – сценическая версия романа Астафьева. В спектакле актеры показывают, что после обучения в 21-м полку на фронт отправлялись истощенные, морально измотанные солдаты.

 

Виктор Астафьев, писатель: 

«Нас обманули. Вот десять тысяч солдат из бердского полка запасного – эшелоном-то общим везли, а потом распределили по разным частям. И нас не переодели. Мы были одеты в БУ, бывшего потребления. Если здесь шов на гимнастерке, на нижнем белье – это значит с мертвого снят. Так его не снимешь, только разрезать надо. А потом зашито. Нам сказали, что в частях, в которые вы придете, вас там переобмундируют. Там не было ничего для нас приготовлено! И мы в этом бердском обмундировании попали на фронт. Мы все в заплатках, в обносках».

 

Астафьев говорил, что самое страшное на войне – это привычка к смерти. Когда она становится обыденной и не вызывает никаких эмоций. Поэтому он считал, что преступно романтизировать войну, делать ее привлекательной. Астафьев говорил – «Надо не героическую войну показывать, а пугать – ведь ничего грязнее, кровавее, отвратительней до нее на земле не было». И добавлял – «Это моя правда о войне, моя и ничья больше. Она может не совпадать с иной правдой».

 

Действительно, многие в корне не согласны с тем, что он описывал. Фронтовик Анатолий Соколов попал в 22 бердский полк в 43-м году. В километре от него находился тот самый 21-ый. По воспоминаниям фронтовика, в расположении части имелось все для проживания и подготовки к военной службе. Была столовая, пекарня, санчасть.

 

«После непродолжительного карантина мы все помылись в полковой бане и получили новое обмундирование: шинели, шапки, гимнастерки и так далее…Когда наша баня сгорела, мы мылись в бане 21 полка. Она была лучше нашей».

 

Меняли после каждой помывки в бане и постельное белье. Дисциплина была строгой – все проходило по распорядку. Зимой ели мороженую капусту и картошку, которые хранились на ближнем острове, мы сегодня его называем Тай-Вань. Подкармливали местные жители, с огорода несли кто что мог. После присяги всем вручали боевое оружие – карабин.

 

Наталья Шапенкова, зав. экспозиционным отделом БИХМ «Он не так мрачно смотрел на службу в запасном стрелковом полку. Хотя, тоже были какие-то негативные моменты. Он там описывает случай о том, когда нужно было принимать присягу и получать оружие, небольшая группа из четырех человек, религиозные фанатики, называет баптистами, отказались – им не позволяет вера. И по закону военного времени зачинщика приговорили, на глазах расстреляли».

 

Сотни тысяч солдат шагали на железнодорожный вокзал по маршевой аллее, которая сейчас проходит по территории городского парка. А уже с бердского вокзала эшелонами отправлялись на передовую.

 

Наталия Шапенкова, зав. экспозиционным отделом: 

«Анатолий Андреевич вспоминает, что лес берегли. Они находились в нашем сосновом лесу, но топили полковую баню и землянку – привозили с островов березу. И то было очень нормировано все. А, говорит, лес не вырубали. Мы сохранили этот лес для потомков».

 

Наш сосновый бор можно смело отнести к месту боевой славы. Кстати, в годы первой мировой войны здесь также находилась военная база. Городская общественность давно уже говорит о том, что неплохо было бы поставить памятный знак, реконструировать землянку и проводить уроки истории для школьников. Ну, а мы призываем жителей и гостей Бердска сохранить наш лес, который является безмолвным свидетелем и, пожалуй, памятником военного времени.

 

 

Возможно, Вам будет интересно:

·       День физкультурника в Бердске

·       Новые дороги появятся в бердском микрорайоне Южный

·       «Весёлая тренировка» пройдет в городском парке Бердска

 

 

Присоединяйтесь к нам: в Одноклассниках, в ВКонтакте, в Facebook, в Мой Мир

© НОВОСТИ ТВК 

Для нас важно знать ваше мнение. Оставьте свой комментарий.

 

 

 

 

09.08.2019 / Автор: Ирина Стафиевских

Вернуться к списку

Система Orphus
Нашли ошибку?

Комментарии

Софья 12.08.2019 / 16:38

Александр, вы о чем? На титульной картинке - кадр из архивной съемки. Сюжет не о мероприятии, а о том, откуда в нашем лесу землянки. Журналист проделал огромную работу, собрав материал об этом. Вы вообще смотрели сюжет?


Александр 09.08.2019 / 17:24

В прошлом году проводили тоже самое по такому же сценарию или я что-то путаю? У них фантазия есть?


Оставьте свой комментарий

Имя

Ваш е-mail (не публикуется)

Текст комментария



Система Orphus
Яндекс.Метрика